Сейчас на сайте

Гостей: 6
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 1,628
Не активированный пользователь: 0
новичок: RamiroSam

Последние визиты

Alex 4 дня
X-Files 2 недели
Антон2 4 недели
Serg 4 недели
дядя слава 4 недели
spearfisher 5 недель
Admin 5 недель
Antik 6 недель

Случайное фото

Сегодня день рождение

Поздравляем, Montana! Отправить приватное поздравление
Поздравляем, Ureani! Отправить приватное поздравление
Поздравляем, ПОЖАР! Отправить приватное поздравление
Часть 3. Где находится точка невозврата?
Часть 3. Где находится точка невозврата?
Вот и Щапина, останавливаемся на перекус. Пока мужики пьют чай и жуют что-то мясное и сырное, я рисую на снегу ногами избитое на всех заборах «САША + ЮЛЯ =». На их недоуменные взгляды категорично отрубаю «Я даже знать не хочу, что здесь будет дописано теми, кто проедет после нас». И только Сашка успевает вставить негромко со смехом: «А я знаю, там по любому будет дописано – РОГА!». Видать все же я его доконала.
Ладно, рассаживаемся по коням. «Нам бы Щапину до темноты проскочить» обранивает Сергей. Мчимся дальше – поворот, поворот, еще один, возле очередного Лекс притормаживает, оборачивается и кричит «Серега, будь внимателен, за этим поворотом вода начинается». Потом резко по газам, и с места в карьер… Мы на полном газу врезаемся в наледь. И, о боже, поворот, еще один, а впереди еще один, наледь из 300-от метровой превратилась за сутки почти в километровую. Наш снегоход уже просто ревет как раненый зверь. Я буквально вцепляюсь в пассажирские ручки, а в голове мысленный даже не крик, а вопль «Господи! ЗВЕРЬ, миленький, вывози…!». Время будто остановилось, наконец выскакиваем на белоснежный, сухой и такой спасительный снег. Спрыгиваем со снегохода, быстро отцепляем нарту, быстро ставим ее на ребро. Лекс с криком «Я сейчас, никуда не уходи!» быстро разворачивается и летит назад, моментально скрываясь за поворотом.
Я в оцепенении, делаю сначала один шаг в сторону удаляющихся звуков, потом другой, потом опять замираю и начинаю осматривать себя. Варежки скукожились буквой ЗЮ, пуховик встал колом, а штаны с сапогами оделись в модный в этом сезоне ледовый прикид. Я промокла! Тупо начинаю брести в сторону воды, в кажущейся пустотой голове всплывают одинокие мысли: «Я промокла только снаружи, хорошо что сейчас мороз и я вся покрылась льдом, у меня есть полпачки сигарет, значит все не так уж плохо на сегодняшний вечер, правда зажигалка через раз фурычит, надо разжечь костер, кстати, в нарте есть бензин, а то что-то подозрительно вокруг». Я останавливаюсь, и на меня просто обрушивается вязкая оглушительная ТИШИНА. Снегоходы не работают, ни один. Мои мысли и движения становятся более хаотичны, я просто уже бегу по шахме к наледи, пытаюсь заглянуть за поворот, ничего не видно, бегу обратно к нарте, вижу что нарта – это огромная глыба льда, а из оружия со мной только ногти и зубы, я понимаю что – Я НЕ СМОГУ ЕЕ РАЗВЯЗАТЬ! Озираюсь по сторонам, вижу, что ни на один берег речки мне не выбраться там везде вода, бегу опять обратно добегаю до поваленного и вмерзшего деревца, ломаю тонкие, хрупкие веточки, складываю их в костер и понимаю – Я НЕ СМОГУ РАЗЖЕЧЬ КОСТЕР - все ветки покрыты льдом. «Так, спокойно, что на мне сухое? Что я могу снять и сжечь чтобы запалить этот наваленный холмик веток? Или нет, не стоит этого делать они очень тонкие, и сгорят как порох». Мне хватает ума не расстегиваться, на улице мороз подбирается к 40 градусам ниже нуля по Цельсию, мне остается только ходить туда – сюда, от наледи к нартам, от нарт к наледи, что я и делаю. Очень быстро темнеет, я думаю, что нужно идти по нашей вчерашней шахме к Хасану – но я вспоминаю, что на реке Камчатка промоины, а у меня нет фонарика – Я НЕ ДОЙДУ! Мне опять кажется, что время остановилось, такие бойкие иногда, когда опаздываешь на работу, минуты сейчас превратились в непоколебимую вечность. Продолжаю тупо ходить взад вперед, во мне уже поднимается и закипает злость на мужиков: «Им там хорошо, им там втроем весело, а я тут одна!». А потом почти сразу просто охватывает ужас: «Я что …, ЗДЕСЬ сегодня ОДНА буду спать? ОДНА?». ПРИКОЛЬНО… Прошло полтора часа, звука мотора сначала я даже не услышала, из-за поворота вдруг мелькнул тонюсенький лучик света, потом еще раз, потом яркий свет, бьющий в глаза, слился с ревом снегохода. Ко мне подлетел МУЖ: «Садись, дорогая, я за тобой!». Несемся в ночь, боже какая длинная наледь, подлетаем к точке отчета, разворачиваемся.

В общем, нам просто повезло, что ИМАХА утонула в первых тридцати метрах этой наледи. Я пытаюсь сфотать как мужики нерестятся на речке, но фотовспышка выхватывает только номерной знак Сережкиного снегохода.


На ум приходит афоризм почти в тему «Чем круче автомобиль, тем дальше идти за трактором». Я пытаюсь переделать его на снегоходную тему, у меня получается следующий шедевр «Чем круче снегоход, тем длиннее веревка». Выдернув, наконец, Серегу мы в дальнейшем благополучно оставляем (забываем) на снегу две веревки из шести. Сбиваемся в кучку возле ЖПС-ки Лекса, начинаем держать совет, Сашка тыкает перчаткой в яркий экран: «Надо вернуться, вот отворот на ООО «Балуй», нужно попробовать там пройти, там, правда, опять будут ветки, ну это фигня, главное на речку выбраться». Одновременно Лекс порывается вернуться за нартой, я стою непреступной стеной: «Ты НУКУДА, ни за какой нартой НЕ ПОЕДЕШЬ!». Пока мы судорожно пытаемся вспомнить, что осталось в брошенной нарте, (а это сухая одежда, спальники, знаменитая Северная палатка, бензин, спирт, еда) к нам подлетают два снегоходчика. Снегоходов два, человеков три.

Это наши старые знакомые Егор, Григорий и их проводник Юрий.




Они спешиваются, мы объясняем им что здесь их снегоходы с нартами конечно может и пройдут но соваться в воду по темноте не стоит. Мужики держат совет уже вшестером. «Дорога на ООО «Балуй» не проходная» отрезает Егор. «А как вам вот этот путик?». «Нет, нет, там полная Ж-ПА, мы там были он тоже не проходной». «Ну, а вот это протока, кажется она на Камчатку выходит?». «Да точно, мы по этой протоке вчера километра 1,5 в эту сторону бились, дошли до наледи, оставалось 500 метров по ЖПСу, но пришлось вернуться, не рискнули». Все решение принято! Идем по протоке, что нам какие-то 500 метров по узкой малюсенькой речушке. Команда – по коням! Краем уха слышу реплику Юры – проводника: «Ребята, я в валенках, пилить ничего не буду, там вода». Фыркаю про себя от мысли: «Ну надо же, неженка какой, ножки замочить боится». Потом мне будет очень и очень стыдно за свои мысленные выводы. Ведь мне, блондинке, в тот момент просто не понять – что этот молодой человек знает что говорит, он вырос в этой глуши. А для местных жителей мокрые ноги в такой мороз – верная смерть!
Наш снегоход, единственный без нарт, несемся к протоке, все устремляются за нами. Вот поворот, ныряем вперед на не очень широкую речушку с вмерзшими по краям верхушками наклоненных до земли деревьев. Наверно сверху днем эта речка напоминает длинный стежок, прошитый зигзагом на швейной машинке, только вместо ниток, когда ее прошивали, вставили не тонкие нитки, а толстые-толстые деревья. Пытаемся лавировать среди верхушек, наши галсы чем-то напоминают слалом горнолыжника, спускающегося с крутого склона. Ой, что это такое темное впереди. Опять врезаемся в наледь, испугаться я не успеваю, наш ЗВЕРЬ быстро проскакивает ее и оказывается на белом пушистом островке, а там следы, снегоходные, НЕ наши! Все ура! Мы пробились, Лекс быстро разворачивается, скидывает меня: «Стой здесь и жди!». Я пытаюсь, через замерзшее стекло своего шлема, заглянуть ему в глаза, через фильтр его горнолыжных очков, поддернутых инеем: «Саша, не оставляй меня ОДНУ в лесу, мне СТРАШНО!». Лекс на секунду замирает: «Ладно, черт с тобой, садись!» мы мчимся обратно. Впереди огни, видно, что по льду мечутся люди, подлетаем к ним, притормаживаем, и …. проваливаемся под лед.



Лекс испаряется с водительского сидения, я быстро подавляю в себе желание буквально запрыгнуть на руль снегохода и задаю один единственный вопрос, голосом который, как мне кажется, не содержит в себе интонацию паники: «А куда вставать то, мужики?». Чьи-то сильные руки отрывают меня от снегохода и ставят рядом на лед. «Стой здесь! И не шевелись!». Лекс без промедления вытаскивает из полупогруженного в воду снегохода лебедку, топор, и альпинистский ледобур. Последний титановый девайс оказывается, прямо перед походом, нам передал с оказией наш друг, замечательный человечек Майкл из Питера на Неве. Дело за малым вкрутить ледобур в лед, закрепить лебедку и снегоход сам потихоньку выползает из воды.
Осматриваемся вокруг, впереди оказывается, что в такой же позе, но в другой проруби сидит снегоход Григория.



Опять ситуация решается довольно быстро, цепляемся лебедкой за его снегоход, меняем дислокацию своего, переставляя его на более толстый, как нам кажется, лед. Другим ледобуром и веревкой делаем растяжку с другой стороны.



Тянем. Этот снегоход вытаскивать тяжелее. Вот вроде бы за лыжами показывается мордочка снегохода, но тут же своей тяжестью все проваливает и проваливает лед под собой. Этот нерест длится дольше, наконец, на лед поднимается И ЭТОТ снегоход.
Пока мужики ищут возможность вылета на обрывистый берег, я мелкими перебежками пытаюсь пробраться к ИМАХЕ, подойдя к переломанной большой полынье, пытаюсь докричаться до Ромки и Сергея, голосом в котором, опять как мне кажется, нет ни капли дрожи: «Серега, куда наступать?». Сергей быстро бежит ко мне на встречу и просто протягивает руку, она теплая… Уже потом, когда я попытаюсь признаться мужикам, что я все-таки ТРУС, Сергей задаст мне встречный вопрос: «Ты? Трус? Расскажи, в каком именно месте ты боялась?». А про тот случай просто тихо скажет: «Ты знаешь, в таких ситуациях достаточно только одного, просто протянуть человеку руку». И я понимаю, что мой голос, скорее всего все-таки предательски дрожал в тот момент.

За разговором с ними выясняется, что за это время Ромка успел провалится под лед по самую грудь, а Серега уже давно бегает не менее мокрый, так как накупался вдоволь еще у первой Щапинской наледи. Вот ЭТО действительно уже НЕ смешно. Я вижу, что один из снегоходов разгоняется и несется к нам. Это Сашка, он летит прямо на меня,



мне кажется, что еще несколько секунд, и я поймаю его буквально на руки, но, не доехав до меня метров пятнадцать, Сашка тонет.



Мы бросаемся к нему, лед предательски трещит, близко подойти мы не можем. Лексу ничего не остается, как просто спрыгнуть со снегохода, прямо в воду. Вот вроде бы по колено, шаг и он по пояс, еще шаг и он по грудь. Лед здесь оказывается многослойный как пирог: слой воды, слой льда, слой воды, слой льда. Лекс старается удержать ЗВЕРЯ на плаву, снегоход сначала работает ровно, потом судорожно начинает захлебываться и глохнет.


Темнота, Сашка пытается вытащить уже просто ставшую родной лебедку и прочую спасательную снарягу, а мы жалкие фонарики и топор. Не с первого раза на морду снегохода наконец одевается лебедка, нам перебрасывается ледобур, но вкрутить в лед мы его не можем, он забит льдом.
Судорожные потуги растопить лед в титановом наконечнике моей многострадальной зажигалкой заканчиваются неудачей, и вот нам уже летит газовая горелка. Гореть она не хочет, газ замерз, но умелые руки Сереги все-таки приводят ее в чувство (рабочее состояние). Растопить лед в ледобуре дело одной минуты, еще две минуты нам понадобилось, чтобы закрутить его в лед и прицепить к нему трос. Сашка кидает мне пульт от лебедки и кричит «Набивай!».
Я с сожалением вытаскиваю руку из теплой пуховой варежки и втыкаю кнопку Пуск. Лебедка начинает медленно ползти, еще более медленнее начинает ползти из водно-ледяного плена наш снегоход. Но в промоине течение, снегоход крениться и его правая лыжа попадает под верхнюю прослойку льда и он пытается медленно завалиться в воде на бок. Ситуация критическая. «Отпускай!» кричит Лекс. Я буквально отрываю примерзший к пульту палец и кидаю ему топор. Но этот девайс, подарок мужу на Новый год, эта швейцарская или немецкая дрянь, оказывается, НЕ УМЕЕТ рубить лед в воде, совсем. Топор перекидывается Сергею, он пытается срубить им дерево, которое в дальнейшем можно будет использовать в качестве рычага, но оказывается что мой подарунок, этот проклятый капиталист, буржуй, а по-русски просто сволочь, НЕ УМЕЕТ рубить деревья.

Время идет, снегоход еще больше кренится на бок и уже просто пытается сделать в воде Оверкиль. Лекс опять ныряет в воду, мы буквально в едином порыве бросаемся к нему, лед под нами сначала оглушительно трещит, а потом начинает ломаться. Нам бы бросится всем врассыпную, но Егор, оттолкнув меня, делает прыжок в сторону Сашки, мне же не дает далеко убежать провод тянущийся от лебедки к пульту. Ситуация уже просто АХОВАЯ! А вот теперь ответьте мне, вы наверно много раз слышали, а кое-кто даже читал, что человек в экстремальной ситуации может совершить необъяснимое. Я теперь могу смело отвечать: «А я ЭТО просто видела!». На моих глазах Лекс ныряет по плечи под снегоход, просто поднимает одним рывком 361 килограмм живого веса нашего ЗВЕРЕНЫША и ставит его на лед.
Я, глядя на все это, понимаю, что теперь отмазаться мужу, носить меня на руках просто не получится.

«Набивай!» снова кричит мне Лекс, я пытаюсь включить кнопочку Пуск на пульте и вдруг чувствую, что пальцы моей правой руки ничего НЕ ЧУВСТВУЮТ. Еще через секунду мои кончики пальцев пронзает такая невыносимая боль, от которой в голове сначала зарождается мысль «Блин, я отморозила руки!», а следом за ней еще более пугающая «Господи! Я К МАМЕ ХОЧУ!!!».

Что в этом случае нужно делать? Правильно, стиснуть покрепче зубы, сказать себе НЕ СЦАААТЬ, а еще лучше мысленно дать себе волшебного пенделя под опу. У меня, одновременно, получается сделать и первое, и второе, и третье. Отключаю мозг и давлю на эту чертову кнопку, лебедка начинает медленно шевелиться, трос натягивается и … под нашим снегоходом опять проламывается лед. Кроме этого, я вижу, что от вкрученного в лед ледобура молниеносно разлетаются тонкой паутиной пронзительные трещины, а из пролома выплескивается вода, которая быстро подтапливает снегоход Сергея, стоящий, оказывается очень близко.

Лекс кричит: «Сергей, быстро отгоняй ИМАХУ!», Сергей уже около нее и все дергает и дергает ручку стартера. ИМАХА не заводится. ПРИКОЛ. Все мы уже знаем, а кто не слышал, напомню, что ИМАХИ ВК самые НЕ убиваемые снегоходы на свете. Этих маленьких преданных трудяжек, реально починить даже «на коленке» в лесу. Вот и теперь в один миг, поднимается капот, что-то там втыкается, поправляется, заводится и благополучно отгоняется на безопасное место. А нерест продолжается, место и действующие лица те же. Слайды начинают повторятся: выкрутить ледобур, растопить лед, вкрутить ледобур, закрепить трос, занырнуть под снегоход, поднять 361 килограмм живого веса, поставить на лед, подтянуть за лыжи как можно дальше от воды, а мне из этого молчаливого мужского танца остается всего лишь одно - тупо набивать и набивать лебедку.

Фу – ух, все! Озираемся. С нашего места видно как вдалеке на обрывчик берега сначала заскакивает снегоход Егора, потом за ним и снегоход Григория. Они принимают решение идти до ООО «Марал» пешком, брать там Буран и пробивать дорогу по лесу. На наш взгляд им выгоднее биться по берегу к нам, но в какую сторону они начинают расчищать себе дорогу нам с низкого уровня реки уже не видно.

Сбиваемся в кучу: у Сашки сухая только макушка на голове, у Сереги за сухую, кроме головы, можно принять еще и шею, а у Ромки сухими оказываются даже плечи. Для этой маленькой нескромной компании у меня есть один БОЛЬШОЙ, или даже два ОГРОМНЫХ таких секрета. Первый – я единственная, кто полностью сухой, и второй – на улице 40 градусов ниже нуля. Я буквально срываю мужиков с места – ведь до меня наконец-то доходит - никогда нельзя делать скоропалительные выводы, общаясь с людьми. Доходит и то, что, действительно, мокрые ноги в такой мороз - это верная СМЕРТЬ! Мчимся до поворота на «Ипуин», поворачиваем направо, немного по лесу и выскакиваем на огромную поляну, я бы даже сказала поле. Фары выхватывают из темноты сарай, добротный дом, какие-то хоз. постройки».
«Что это?» кричу мужу, «Щапино» кричит он мне в ответ. Пытаюсь судорожно вспомнить карту, нет простите, на всех картах «Щапино» отмечено как «Развалины, нежилое», а здесь прямо город какой-то, вон балок и в нем, не может быть, даже СВЕТ есть. ЛЮДИ! Подлетаем к балку, глушим моторы. Из балка появляется высокий, худощавый парнишка. «Здравствуйте, помощь нужна!». «Что случилось?». «Да мы вот тут промокли, нам бы погреться…., переночевать?». «А сколько вас?». «Четверо». «Заходите!». (Этот диалог я сравниваю со старым анекдотом – Мужик стучится в дом со словами, дайте водички, а то так кушать хочется, что даже и переночевать негде). Заходим в балок, мне он кажется просто дворцом, потому что там стоит огромная и такая горяче- раскаленная ПЕЧКА!

Разгружаем часть вещей из снегоходов, пересчитываем продукты, оставшиеся от перекуса. Быстрая инвентаризация вещей показывает нам, что мы потеряли две веревки возле наледи на Щапино, в протоке Сашка потерял любимые кожаные перчатки, один из четырех титановых ледобуров согнут пополам, а в брошенной нарте остались спальники, еда, спирт и самое главное – спутниковый телефон». Объяснить, что делает спутниковый телефон в брошенной нарте, Лекс уже не может, а я обзываю этот поступок, еще одним словом из дочериного лексикона – ОТПАД. Быстро скидываем с себя, похожую на скафандры одежду, развешиваем ее словно елочные игрушки возле печки, причем штаны мужиков снимаются только в паре с сапогами, отодрать их друг от друга не возможно.
Дальнейшие действия моих спутников совершенно не кажутся мне НЕ скромными: «Ой, а что это тут у вас, валенки? А можно одеть? Ой, а вот это что, «прощай молодость»? Мне кажется это именно мой размерчик! Ой, а одеяла, которые тут лежат? Они вам точно не нужны? Ну, мы их тогда возьмем, а то нам укрываться нечем». Я тоже отбрасываю ложную скромность и вставляю в этот монолог свою копейку: «Ой, простите, молодой человек, а у вас закурить случайно не найдется?».
Витя, а так зовут паренька, который пустил нас в свой дом, не просто не возмутим, он скала. После знакомства с Виктором на Двухюрточном и Виктором этого славного пристанища, мне кажется что ВИТЯ, даже уже не имя, а я бы сказала Харизма, отождествляющая человека. Быстро накрываем на стол,



колбаса, подкопченное мясо, сыр, совсем немного хлеба. Виктор предлагает нам солянку из капусты и сосисок. Сашка, как фокусник исчезает, а потом появляется с неполной 1,5-кой разведенного спирта. Откуда? На наши более чем удивленные взгляды ответ моего мужа прост: «Не поверите, два года под сиденьем возил, ну там мало ли что. На растирки там, примочки, на экстренный случай!».



Спирт с легким привкусом пластмассы, но нам он кажется божественным напитком, отплеснутым из святого Грааля. Как говорится – не ради пьянки, а здоровья для! Слышится звук снегоходов, мы выскакиваем на улицу, но они проходят от домиков на достаточном расстоянии. Хотя расстояние значительное, это не мешает мне рассмотреть, что этих снегоходов два, а человеков три, Егор, Григорий и Юрий нас не видят и поэтому проходят мимо. От сердца буквально отлегает, ребята все-таки пошли в нашем направлении, сейчас они идут на Таежку, ведь Юра оттуда, и поэтому мы окончательно успокаиваемся, их тоже ждет ТЕПЛО. Возвратившись в дом, мы начинаем сначала бойко обсуждать сегодняшнее происшествие, я вдруг вспоминаю, что в куртке в нарте остался мой паспорт, а для нашего закрытого городка, это хоть и разрешимая, но проблема. Я - БОМЖ! Сашка не может смириться с утратой перчаток, Сергей с утратой веревок. Они уже строят планы что нужно срочно вернуться обратно и обязательно поискать потери. Мне приходится на них просто рявкнуть, хотя со стороны мой рявк, скорее всего звучит как тоненький писк: «Милый я, куплю тебе какие хочешь, перчатки, а хочешь с камнями Сваровски! Сергей, я обещаю тебе, что твои будущие веревки будут намного лучше и длиннее утерянных!».

Потихоньку мы выдыхаемся. Ромка, самый первый находит свободную кровать и засыпает богатырским сном. Второй с поля боя (от стола) отступаю я, буквально валясь от усталости. Как укладываются оставшиеся мужики, я не слышу, а только бормочу им в полудреме: «Можете ХРАПЕТЬ столько, сколько вам влезет, мне в принципе уже ПОФИГ!».
Утро наступает быстро, в полшестого все уже на ногах, начинаются скоропалительные сборы, так вот это, и вот это, а вот это НЕ наше. Мужики осматривают технику, у Сашкиного снегохода в тоннеле вчера сорвало на роликах все заглушки, пластмассовый бокс за сиденьем не открывается, замерз, вчера был весь под водой, а у Серегиного снегохода из направляющих гусянку колесиков живыми выглядят только два. Я этим сборам только мешаю и поэтому позволяю Вите утащить себя на улицу.



Он с гордостью показывает свое большое подворье.



«А тут у НАС лошади, их 23 головы,



а тут кролики.



А ягняток хочешь посмотреть?».





Я задаю один из своих глупых вопросов: «Слушай, а тебе не скучно одному, в лесу?». На что он отвечает: «А когда мне скучать-то? Мне скучать просто совершенно некогда!».

Очень тепло попрощавшись с нашим ночным спасителем, трогаемся в путь. Долетаем до Таежки, этот поселок уже ожил, об этом нам говорят многочисленные вертикальные столбы дыма над крышами домов. Ходом проходим этот поселок до переправы на реке Камчатка. Нам направо, вниз по течению до базы Горелка, где остался Дмитрий, который так и не дождался нас сегодняшней ночью. Шахмы нет, мы перекидываем Серегину нарту к себе и пускаем ВК-шку трудяжку вперед.



Сергей с Романом продвигаются не очень быстро, буквально прощупывая лед перед собой, нам идти намного легче, ведь мы идем по их одинокому следу.



Промоин очень много, я ловлю себя на мысли, что меня туман, изредка попадающий нам по пути уже не просто раздражает, а я его уже ненавижу всеми фибрами души – ведь этот туман показывает нам, что впереди открытая вода и нам из-за этого приходится крадучись на самых цыпочках проходить по краю водных проталин. Я неожиданно вспоминаю фразу оброненную Ромкой за вчерашним столом, после которой мне просто усилием силы воли пришлось останавливать свое безудержное желание ударить его по голове, желательно чем-нибудь очень тяжелым: «А вы знаете, ведь лебедей было семеро, и нас было семеро с теми тремя снегоходчиками, я точно знал, что все закончится хорошо, и мы все выживем!».
Ну, вот опять эти знаки, приметы. За очередным поворотом перед нами опять возникает промоина во льду, а над ней расцветает яркая разноцветная радуга. Тут же в моей голове возникает мысль: «Это хорошая примета, мы дойдем до Димки, обязательно! Радуга – верный знак!». А потом, смеясь, я покорно смиряюсь с этим преследующим нас БРЕДОМ и уж совсем безвольно мысленно вздыхаю: «Нет, это не БРЕД, это – ДИАГНОЗ!».
Сплав по реке Камчатка длится чуть больше часа, и мы наконец-то выскакиваем к базе Грелка. Там нас ждет Димка, я спрыгиваю со снегохода и, размахивая руками и неуклюже прыгая по снегу, несусь к нему со словами: «Димка! Ты даже представить себе не можешь, КАК я по тебе соскучилась!!!». Его глаза смеются: «Ну что Экспедыционэры? Вернулись?». А потом, почти дословно цитирует слова Алексея Маслова произнесенные им в 2010 году в заливе Камбальном на юге Камчатки,: «Не стоит долго дергать бога за я-ца, и вообще не создавайте себе проблем, чтобы потом мужественно не преодолевать их!». Дежавю.

Мужики держат совет и готовятся к операции: «Вернем нарты, захваченные в плен рекой!». Сашка объявляет еще об одной потере, оказывается на Щапино у Виктора он забыл свою безрукавку. Я пытаюсь отмахнуться: «Да успокойся, она старая, новую купим!». На что Лекс отвечает: «Ты знаешь все бы ничего, но в безрукавке паспорт, документы на снегоход, машину и еще кое-какая нужная только государству хрень. Я такой же БОМЖ, как и ты!». Прикольно, наши мытарсва еще не закончились…

Мужики уносятся: Лекс с Димкой за нартой, Сергей с Ромкой на рыбалку. Ну да конечно, этим женам нужно же объяснять, почему после недели нашего отсутствия в пакете с рыбой чек от кассового аппарата.
Я остаюсь на хозяйстве, Димка дает мне задание отварить яйца и картошку на вечерний салат оливье, ведь оказывается сегодня РОЖДЕСТВО. Кроме этого я вдруг вспоминаю, что у моей мамочки сегодня не просто день рождения, а целый юбилей целых 65 лет. Заботы по дому не кажутся мне тяжелыми, убрать со стола, перемыть кое-какую посуду, подмести пол.

Единственно, что заставляет бороться, это две печки, в маленьком и большом доме которые нагло не хотят гореть. Я уже буквально дерусь с ними в рукопашную, бегая от одного дома в другой. Колю мелко дрова, раздуваю угли, подкладываю скомканную газету – все бесполезно печки нагло насмехаются надо мной и отказываются гореть синим пламенем! Слышу звук снегохода, это вернулся с нартами Сашка, я, буквально глотая слезы, пытаюсь настучать ему на происки распоясавшихся печек. Меня всегда удивляли эти фокусники мужчины, две секунды и печки начинают работать, ровно держа жар. Фантастика! Лекс собирается на Щапино за безрукавкой, он хочет придти обратно еще до темноты, я, пожелав ему удачи, с неспокойным сердцем отпускаю его.
Дел у меня еще по горло, отвариваю яйца, ставлю вариться картошку на газовую горелку и со спокойной совестью сначала сажусь на нары, а потом занимаю более удобную позу полусидя, полулежа. С этого места мне хорошо виден голубой огонек под кастрюлькой. Потом глазки потихоньку закрываются, и я проваливаюсь в пустоту. Сквозь сон слышу громкий хлопок, с ужасом вскакиваю и несусь к горелке. Нет, это всего лишь хлопнула входная дверь, а в картошке уже совсем нет воды, но меня разбудили очень даже вовремя. Самые нижние картофаны еще не успели схватиться корочкой на дне. Быстро доливаю воды, пересчитываю вновь прибывших, Лекса среди них НЕТ. Быстрый взгляд в окно, там ночь, в смятении выскакиваю на улицу, Сашкин снегоход отсутствует. Он НЕ вернулся…
Залетаю в наш отдельно стоящий ЛЮКС хватаю спутниковый телефон и начинаю звонить МАМЕ! Своим радостным голосом, я спутано пытаюсь поздравить ее с днем рождения, также спутано общаюсь с дочерью и на крайний вопрос мамы как тут у нас дела уж очень оптимистично заявляю: «Мамочка, ты не поверишь, у нас тут все – ХА-РА-ШО!!» и отрубаю спутник.
Я начинаю просто хаотично перемещаться по округе, игнорируя вопросы ребят: забежать в домик, выбежать из домика, убежать в лес, вернуться из леса, побежать к реке, вернуться оттуда, забежать в домик. Так, что это у меня в руке? А это спутниковый телефон, а что это он мигает ярким экраном? Так не понятно, а это что, а - это время – сейчас 18 : 27. Так, Лекс сказал, что к семи вернется, а сейчас только полседьмого, значит, время еще есть и вот опять не услышав звука снегохода, слышу только радостные крики на улице.
Вылетаю из дома и буквально втыкаюсь в такого родного и такого любимого мужа. Лекс молча меня отрывает от себя: «Мужики, что это с ней?». «Да так», отвечают «ничего не случилось, она просто немножко расстроилась из-за картошки!». Ну и как мне с НИМИ после этого разговаривать?
Ладно, все наконец-то в сборе, все вваливаемся в дом. Димка за это время уже успел украсить пространство над столом еловыми лапами, Ромка развесить на них немногочисленные импровизированные елочные игрушки. У нас РОЖДЕСТВО! Пока мы с Димкой режем ингредиенты на салат, мужики успевают накрыть на стол. Вечер длинный. Мы все разом пытаемся рассказать Димке, про наш героический поход на Тумраки,



в сотый раз повторяем ему, что самый мудрый среди нас это он, потому что НЕ поехал, стараемся проанализировать свои действия на передовой, обсуждаем будущую покупку различной снаряги, которой так нам не хватало в те моменты. Уже далеко за полночь, в бесконечный раз, обсудив случившееся, наконец, расползаемся по койкам.





Так где же все таки находится эта точка невозврата? Для джиперов этой точкой служит наличие топлива чуть больше половины в баке. А для снегоходчиков? Привезя обратно по 50 литров бензина на каждый снегоход, нужно понимать, что пройдя очередной дальнобой - две с половиной, три с половиной тысячи километров без особых потерь, можно отъехать от дома всего лишь на километр или два на какую-нибудь речушку или склончик и …- просто забыть вернутся обратно, в царство людей.

Утро встречает нас добрым и ровным солнечным светом,



не спеша завтракаем, упаковываем вещи в снегоходы, прибираемся в домиках давшим нам приют на эти дни, и с сожалением, что хорошее быстро заканчивается, трогаемся в сторону ООО «Марал».



Высаживаем, на полдороге Дмитрия и Романа, они не оставляют надежды все таки наловить рыбы. Ведь мы сюда приехали изначально исключительно ради последней.



Сами добираемся до Хасана.



Он очень рад нам, и что удивительно для этой глуши уже в курсе кое каких наших приключений. Мужики просят у него паяльную лампу, чинят ее, а потом по очереди заводят сначала машину Сергея,



а потом и Лекса.



Градусник показывает всего лишь минус 23 градуса, ого – потеплело… Возимся недолго, разгружаем вещи из снегоходов, потом расталкиваем в строгом порядке эти баулы, мешки и мешочки по машинам.







Сергей забирает с речки сначала Ромку, а потом и Дмитрия. Последний гордо держит перед собой красавицу микижу.



«Юляша, я все таки тебя сделал, мой экземпляр побольше твоей, выловленной на Палане!.». Начинаем мерить ее гусеницей снегохода, она по ширине от носа до хвоста ровно по гусянке. «Сантиметров пятьдесят» гордо говорит Димка. «Да нет, сантиметров 48» остужая наш пыл, произносит Лекс. Димка тут же достает из одного из карманов рулетку, прикладывает к рыбе и произносит: «Ровно 48 сэмэ». Я гордо начинаю распальцовку: «Вам, мужики, мои 60 сантиметров не переплюнуть, НИКОГДА!». Ну прямо как дети! Малые!

Все уже загружено, пьем у Хасана вкусный – вкусный чай и,



попрощавшись с этим замечательным восточным человеком, трогаемся в обратный путь. Без проблем поднимаемся по оврагу,





достигаем поворота со 101 километра на основную трассу. Дорога ровная и такая уже привычная, периодически меняясь с Лексом местом за баранкой добираемся до Мильково, перекус, заправка, потом Сокочи, Малки. Звонок из Елизово бабушке с дедушкой с просьбой не укладывать рано внучку. В полдвенадцатого ночи подъезжаем к гаражам. Заталкиваем в один гараж сначала один снегоход, потом в другой – второй. Разгружаем часть вещей и, попрощавшись, растекаемся по квартирам. Лекс тормозит у знакомого подъезда, забежать на третий этаж, мне не составляет труда. Открываю дверь родительской квартиры и что-то длинное, на полголовы выше меня и тощее, с многочисленными косичками на голове прыгает мне на шею с криками: «Мама, мамочка приехала!». Я, одновременно целуя дочь и обнимая отца, пытаюсь пробиться в комнату к маме, своей. Мамуля сидит за компом, режется в свою любимую «ОХОТУ на американских гризли», она даже не поворачивает головы, ее натянутая спина кажется мне неприступной. Один прыжок и я около нее, наклоняюсь к ней и шепчу: «Мамусик, с днем варенья, прости меня, пожалуйста» а потом уже просто с угрозой «Ты знаешь, какой самый дорогой подарок для тебя в твой юбилей? Это то, что я тебя целую сейчас…, поверь мне!». Мама приподнимает бровь, я вижу, что глаза ее улыбаются, и я знаю, что она все равно простит свою непутевую дочь».

Вот наконец дом, кошмарная кошка – Дурында, Дурбилка, а по «документам» - Моника. Горячая прегорячая ванна и спать, ведь завтра на работу. Утром будильник будит просто ударом по голове, я, чувствую себя сомнамбулой, беззвучно передвигаюсь по дому, собираясь на работу. А в голове гуляет одна единственная мысль – ну кто придумал такие короткие выходные? После них нужно давать ОТПУСК!!! Желательно месяц…


Аффтор – Юлия Синявина; фотографии – два фотоаппарата SONY.
Комментарии
СЕНАТОР 05 February 2013 15:25
cool супер муперhelpless
Dexter 05 February 2013 16:37
Достойно отдохнули,по настоящемуsmile
В такие минуты понимаешь,что такое дом и очень многое вкладываешь в слово "надежный". Я это состояние называю "перезагрузка",когда отлетает шелуха и фальши здесь не место.Остается главное,которое потом интуитивно читается по глазам,ощущается в жестах.
Молодцы!
Avsel 05 February 2013 17:03
Прочитал с удовольствием!
Грандиозный отчет!thumbs up
Aleexb 05 February 2013 20:38
Супер!!!
Я тоже туда хочу...!!!
Отчет просто обалденный, передает все имоции, прочитал, какбудто сам там побывал!!!
ОГРОМНОЕ СПАСИБО ТЕБЕ ЮЛЯ!!!thumbs up

вы если еще соберетесь, с собой позовитеblushing
Пантер 05 February 2013 21:36
Ух, аж дух захватываетcool
Кот 06 February 2013 12:35
Круто, крутоооооооооооо!!!!!! Лин, Саня, Юля, завидую белой завистью!!!!! Юля, отчет супер-пупер!!!!!!clap
VadPk 07 February 2013 13:39
Прочитал на одном дыхании! Класс!!!cool
Молодцы!
medved 08 February 2013 14:23
thumbs up
spearfisher 26 February 2013 18:26
Браво! Написано так, что оторваться невозможно. Вот это катанули!.. Спасибо, Юля!!!
spearfisher 26 February 2013 18:28
И ведь успевала фотать, пока снежики купали.....
mrwit 01 March 2013 13:15
Не очень люблю отчеты где много буков, но сейчас не знаю, что лучше? Это путешествие или СУПЕР-отчет!!! Сто из ста, за фото утопленных снежиков! Успевала же...
Добавить комментарий
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [7 Голоса]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]